Hornblower power
got a light, handsome?
- Ваш сын прекрасно образован, он силен и хорош собою. Ему почти семнадцать,
- столько ему исполнится через десять месяцев. - Соглашается Осирис не понимая, чего от него ждут, - и он никогда не путешествует, ни с кем не общается, я заходил к нему в библиотеку посреди «занятий»: он раскрашивал свежую шкуру кота под бутоном лотоса на столбе Джеда. Исида любит его, но смотрит на все сквозь пальцы.
- к чему тогда уезжать? И не предупредить его! Да он озлоблен будет на меня, а как он сейчас не выносит моего присутствия, он говорит дурные вещи, мой взгляд «жжет» его, он считает что мои глаза красные, как пустынный песок. Я не жалуюсь, он никогда не грубил мне.
Сет переступает с ноги на ногу и в острых, звериных чертах его лица гнев сменяется улыбкой. Осирис довольно кивает воспоминаниям взволновавшим их обоих, потому что несмотря на раздор, ставший результатом переходного периода, единой семьей переживали они лучшие, но невероятно короткие, времена. Несколько лет назад, слушая о подвигах, совершаемых Сетом ради защиты Солнечной ладьи, Гор превозносил его не меньше, чем восхваляют заходящее солнце.
Гор останавливается в дверях внезапно, его белая одежда принца и медленный шаг, когда он подходит к отцу. Он появляется с слабым сиянием - как Сет приносит в воду, которую подает, привкус меди, - то, чем они обязаны своей крови. Гор приветственно изгибает губы, у его птичьих глаз удивленное выражение:
- я уже забыл, как близки песчаные бури. – Вместе с отливом реки, он считает по картам, водит по бумаге и чертит, упорядочивая и отмечая. Приветствием он склоняется, Сет видит утомление на лице, чувствует как напряженно выпрямлены его плечи.

Через один восход Осирис покидает дом, оставляя Исиду исходить злобой к Сету, и Гора – в безвестности. Гор не покидает комнаты, в распахнутые окна день и ночь приходит сухой воздух и свет солнца, теперь оттененный красным. Он никого не зовет к себе, неразлучный с матерью, и Сет ненавидит обоих – брата и сына, но подчиняется.
Все двери открываются, когда во тьме, привычной его глазам и в гуле песка, незатихающим вокруг его тела, Сет является забрать Гора. Мальчик вздрагивает от тени свечи на синих стенах. «Оставайся осыпаться пылью вместе с дворцом, если так тебе угодно, - решает Сет, недовольный тем как племянник быстро вскакивает прочь от него, - но твой отец доверил тебя мне, это его желание».
- чем я займусь в пустыне? Люди обходят стороной твою пещеру.
Сет видит его комнату, с презрением оглядывает высокие потолки, где оканчиваются капители, рукописи, инструменты наук: ни одного из этих низменных орудий у него нет.
Он диктует Гору, глотающему песок на лету, слова, чтобы замок Сета принял их, передразнивая его детское простонародное наречие, оставшееся ему от пряток в камышах Нила, руки Сета заняты свитками Гора, на шее до самых щиколоток повисло на нем оружие для тренировок.

@темы: египетская мифология