Hornblower power
got a light, handsome?
Розовый след, шов или шрам, никогда бы не видеть на его теле, Чарльз хрипит кашлем не переставая, раскинув на полу руки в изломанной фигуре смерти, в пижаме – будто из кровати только, но узел Линча лежит под его лопатками, как сбившаяся подушка. По красным пятнам от соли слез Логан видит, не понимает и не спрашивает, его бы нашли так, Логан бросает думать об этом и какой очевидно крепкой была веревка, по-настоящему способная выдержать; главное – в ничто обращается против острого железа.
Осязаемые предметы вращаются в последовательности, как если бы Чарльз не останавливался сам. Воздух потоками проникает в легкие, пока он не дышит – так чувствует грудь, жжет, словно наглотался огня, он перестал идти - и стены уступают друг другу место перед его взглядом – так чувствуют глаза, Чарльз сильнее всего старается не испытывать ничего, но он не тот дар потерял, чтобы не понять, как Логан пережил его смерть и спасение.
За пару секунд перед глазами. Тот, от кого зависит будущее.
- принесу тебе воды.
Рука Чарльза взмахивает вверх - лунный след. Логан смеётся себе, уже поднимаясь по лестнице, знает – там одни спальни, кухни вообще, скорее всего, нет. Пыль и полированное дерево. Болезненность учености. Находит в комнате-оранжерее кран и спускается, недовольным – не собирался убираться в его доме.
- а придется.
Чарльз придерживает у виска пальцы и морщится, удивительно – страдает в нем одно сознание, так выражает лицо.
«Я не чувствую ног» – раздается прямо у Логана в голове, ничего сверхъестественного - он думает – ещё бы он чувствовал, только здесь Ксавье весь вывернутый на изнанку: эта его пижама, суицидальные наклонности, заброшенный дом. Легко поднимает его, все ещё бьет нервной дрожью от того, перед чем распахнул дверь – знает, все что угодно бы сделал, чтобы спасти его: искусственное дыхание, массаж сердца три-пятнадцать, только не в его власти, ни в способностях, бесполезно, Чарльз умер бы легко - как Логан никогда не мог сам. По лестнице, мимо задернутых штор, в своих руках почти не чувствует его; след веревки на шее и завивающиеся кончики волос; осторожно роняет Чарльза на кровать, уснувшего в его руках, верно, просто не желающего видеть Логана и говорить с ним, едва знает о нем, только, должно быть, уже покопался основательно в его голове.
- если хочешь жить здесь – Чарльз говорит утром, распахивая окно и высовываясь по пояс, - выбери одну комнату.
Нашел его сам, облазил пол своего замка, наверное. Он снова может ходить.
- где ты спишь? – от того, как тяжело видеть сны, куда лучше стало когда проснулся бодрым и нервически энергичным. - Где твоя комната?
- ты вчера оставил меня в гостиной, Логан, это было очень кстати, но моя спальня на последнем этаже.
- есть по соседству ещё одна?
- конечно.
Логан зашторивает окна своей спальни, ставит что-то на тумбочку, от темной мебели и пыли ему сначала кажется - он узнает это место, но потом чувство исчезает; не рассчитывает, что Чарльз помешает ему отоспаться в гостиной, если ноги вдруг не захотят слушаться его, да и вид с высоты не слишком, на самом деле, расслабляет. Кухни действительно нет, но в бывшей мастерской Маккоя стоит холодильник, а по одну сторону спальни Чарльза располагается настоящий бар.
Логан заказывает продукты по телефону, ничего сложного, не считая поиска аппарата с проводами, не перерезанными ножницами.
Сначала ему нетрудно – Чарльзу приятно развлекаться разговором, избавляясь от собственных мыслей, он чувствует чужое сознание, как Логан ощущает пулевое ранение, но ни смех Чарльза, чего причиной всегда становятся темы все более жесткие, болезненные, ни просыпающееся его внимание к своему облику не обманывают Логана, убежденного – книги из библиотеки, перекочевавшие большой частью в его комнату скажут о внутреннем состоянии куда больше, и Чарльз не занимается чтением при нем, в его комнате под кроватью иллюстрированный альбомы Моро и «Капричос». Когда Логан листает черно-белые страницы, не испытывает восхищения или душевного подъема, наоборот – взгляд его друга на красоту ему не нравится, немного жутко, но не проблема вовсе – может, ознакомительное чтение, что бы ни было у Чарльза на душе, она, несомненно, прекрасна в более привычном понимании.
Проблема – Чарльз покидает его, поздним октябрьским вечером, Логан уверен в этом наверняка, и, рискуя залезть в чужое дело, он не хочет проигнорировать это отсутствие, не может, черт возьми, не из одной своей смелости, больше из слабости. Профессор ведь просидел весь день в гостиной в короткой белой футболке, задирающейся от малейшего движения, Логан сможет найти – сегодня Чарльз варил кофе на завтрак, и горький аромат плотно окутал весь дом, а после превратился в сырой и промозглый запах земли.
Только проводит, куда бы Чарльзу ни захотелось пойти в одиночестве - в заброшенном саду не включены фонари, тучи скрыли звезды, словно выбраны декорации помрачней, чтобы не вернулся – здесь вправду долго можно блуждать по гравию, выложенному в круги, но Логан, ведомый волнением, сразу находит его, и сам чувствует себя не к месту, как ощущают опасность. Чарльз лежит на скамейке лицом к небу, белой футболкой светится в темноте, Логан долго не может подойти в тишине. Возможно, только так он чувствует одиночество, чего ещё ищет тут, на крыше у него даже есть телескоп.
Пока Логан рядом, верит хотя бы, что сможет помочь, это наивно перед лицом вселенной – падающих метеоритов и взрывающихся звезд – безжизненные лед и огонь, или силой металла, которой он подвластен так же, как чарльзовы запонки. Чарльзу не будет страшно рядом с ним, ни одному человеку не было. Логан присаживается на скамейке близко к нему, и Чарльз сгибает ноги в коленях, хочет дотянуться до его плеча - он узнает его так, будто потерял зрение, жуткие у него, дурные шутки.
- ты принес Эдгара?
Темная тонкая книжка, которую Чарльз не выпускал все утро из рук, оставленная им на середине, история о возлюбленной, гнусное содержание прекрасным языком.
- которого ты раскрошил в кофемашине, Чарльз?
Логан попадает локтем по его лодыжке, когда достает сигарету, резким тычком, и быстро проводит рукой по будущему синяку, соединяет большой и указательный палец вокруг его ноги.
- Я все-таки брошу курить.
Чарльз вытягивает ноги на чужих коленях, принимая расслабленную позу, в которой Логан увидел его, он так и знал, Чарльз захочет здесь полночи провести.
- я её даже не дочитал, - Правильно. И хорошо, хорошо, - расскажи, чем закончилось?
- ты не хочешь этого знать.
- хочу.
- нет, не хочешь. Чего мы сидим здесь ночью, или у тебя бессонница от той гадости, на которую ты любуешься? Нет, замечательно, что ты её не дочитал.
Чарльз вдыхает шумно и глубоко, он и сам изредка дымит в библиотеке, там стояли полные пепельницы, пока Логан не убрал. По вечерам они иногда играют в шахматы, оба черными разных комплектов, и бывает, разговаривают долго и медленно до самого рассвета, забывая переставлять фигуры, спать или курить, или смотреть друг на друга – Чарльз забрасывает ноги на диван и произносит по слову в минуту, пока его дыхание не выровняется. Чарльз готовит отличные завтраки, но сам не ест утром, и много пьет вечером. Чарльз смотрит на небо среди ночи и ему не нравится, что он там видит, потому что у него такое лицо, - даже в темноте Логан не обманывается, - будто он встретил друга, выстрелившего в спину.
- у тебя полная библиотека этой падали, - Логан душевно говорит, задрав голову, не Чарльзу, просто ему хочется сказать, каково это, жить вдвоем. Больше похоже на сделку с дьяволом. Очевидно с первого взгляда - всем в округе, если бы был кто: один готовит завтраки, другой носится за ним по всем углам. Но их некому обвинить.
Чарльз во сне может заставить остановиться все живое – один раз телепатия вернулась к нему ночью и Логан замер в кровати, не в силах пошевелиться по его воле, в остальные же ночи он только громко говорил за стенкой, невнятно и обессилено, словно просил об избавлении от солнечного света, наблюдая как край горизонта быстро светлеет ярко-голубым.
Логан понятия не имеет, ведь Чарльзу не нужно спасение, как оно необходимо его идеям – равновесию в свете, который многое в нем потерял, и будто Чарльз потерял мало. Из другого времени возможно вынести знание и чувство, и смысл, и цель, а Логан запомнил его имя. Он уверен – нет будущего, которое нельзя потерять, неверным словом, минутным промедлением, и ничего ещё не вело к бессмертию таким путем, как проходят эти дни в оживающем особняке вместе с. Кого он видит в Чарльзе, задыхающемся от выпитого вина, открывающего глаза поутру посреди тарелок, оглядывающего входную дверь, прежде чем не закрыть? Кого он видит в Чарльзе с прозрачной кожей, чьи прикосновения не может почувствовать, кто не ест, не покидает дом и о ком никто не интересуется, кроме Логана?
- я опоздал к тебе из своего времени.
Логан признается ему, прикасаясь губами к губам. Он ожидает – они должны быть холодными.

@темы: x men